Дух Легенды

Жизнь в обледенелых горах Шиверпик сопряжена со многими суровые тяготами, и те, кто предпочитает там жить, должны быть стойкими, как сами горы. У народа Норн есть много достоинств, среди которых — несгибаемое упорство и интерес к проблемам, которые подкидывает жизнь. Одина из самых фундаментальных основ культуры Норн, это их традиция почитания Духов Дикой Природы, воплощений живого мира. Эти духи не только источники вдохновения, они – проводники и союзники на трудном жизненном пути.

Огонь выбросил в небеса сноп искр, как звезды, стремящиеся вернуться в свой высокий, темный дом. Но в этой вспышке не было никакой радости, никакого праздника. То, что когда-то было гордым сторожевым домом, стало не более чем грудой пепла, укутанной пляшущими тенями, освещенной тлеющими углями.

«Мне очень жаль, Вискар (Viskar),» — старый скальд положил руку на плечо мальчика. «Мы ничего не можем поделать. Ваш отец потерял дом, и все что в нем было, из-за его последнего пари с Гримхильд (Grimhilde). Она имела право делать все, что пожелает в качестве выигрыша.»

«Она обманывала. Она обманывала, но я не могу это доказать. А что будет с моим отцом, Фич (Fiach)?» —  юнец прорычал слова, глотая слоги, как волк, грызущий свою ногу, пытаясь выбраться из ловушки. «У нее есть»право» убить его?»

Старый Фич (Fiach) вздохнул. «Он был неправ, напав на нее. Волкорожденные (Wolfborn) из Хёльбрека (Hoelbrak) не будут мстить за действия Гримхильд. И ты не должен стремиться отомстить ей, Вайскар. Ты – новый охотник, уже достаточно взрослый, чтобы носить собственный клинок. Гримхильд могущественна, и легендами о ее жестокости не зря пугают и старых и малых.» Качая головой, скальд накинул леопардовый плащ, чтобы согреть свои усталые кости. «Отбрось свой гнев, парень. Похорони отца. Оставь эту дилемму воронам».

«Нет,» — Вискар вытер слезы тыльной стороной ладони, оставляя разводы сажи на бледных щеках. «Может быть я и молод, Фич, и я, может быть неопытен.»

«Но я все еще норн«.

Медведь, Снежный барс, Ворон и Волк

Норны верят в личную силу, победу, и земную духовность, которая одновременно проста и сложна. Они почитают духов природы, воплощенных в животных, которые являются сущностью мира, и его защитниками. Можно сказать, духов диких животных столько же, сколько существует основных типов животных: Дух Волка воплощает всех волков, Дух Дольяка (Dolyak) преподает уроки силы и стойкости, и так далее. В отличие от человеческих богов, духи этих диких животных не знают благородных понятий, как «Война» или «Природа», но вместо этого воплощают весь комплекс добродетелей и пороков животных, которых они представляют.

Исторически сложилось так, что четыре самых важных Духа Диких зверей для жителей Великой Ложи Хёльбрек (Great Lodge of Hoelbrak) стали Медведь, Снежный барс, Ворон, и Волк.

Эти духи проявили себя, чтобы вести выживших норнов на юг из их северной родины, разоренной восставшим Древним Леденым Драконом Йормагом. Медведь является самым почитаемым из всех духов, и он рассматривается как эталон сил, проницательности и мудрости. Снежный Барс является одиночкой, скрытным духом, таким же, как его родственное животное, и норн уважают тайны, которые он оберегает. Ворон – хитрый обманщик, который любит загадки и игру слов, а Волк – дух коллективизма, дружбы и семьи. Норн решили идти по пути, предопределенном Духами диких животных, потому что они чувствуют необходимость в уроках, которые те преподают.

Важно отметить,  что хотя четыре духа действовали вместе, помогая норн выжить после нападения Йормага – это не означает, что они или их последователи всегда находят общий язык. Последователи Волка презирают скрытность Снежного Барса как «трусость», а шаманы Медведя, как известно, не доверяют сторонникам Ворона, называя их хитрость постыдной слабостью. Рассказы об эпических битвах между героями каждого дома вызывают споры, но увековечивают в легендах добродетели и пороки, воплощенные в духах-покровителях.

Звезды над Шиверпиками были холодные и яркие, увенчанные радужным северным сиянием. В Великой Ложе Хёльбрек, молодой человек стоял перед шаманами и искал совета о мести.

«Нет,» — сказал шаман медведя. «Учись силе, Вискар. Учись мудрости. Гримхильд не добилась победы. Она желает полного уничтожения своего врага. Я не буду учить тебя, как загубить свою жизнь. »

«Я сожалею,» — сказал последователь Волка. «Мы бы с радостью помогли тебе отомстить за свою семью, но то, что ты предлагаешь – это самоубийство. Подумай о своем клане. Если ты атакуешь Гримхильд, она накажет тех, кого ты любишь.»

Сторонник Ворона покачал головой, когда Вискар спросил его: «Ты даже не можешь сказать мне, как именно она обманула. Гримхильда умна, и у нее всегда есть смертельные сюрпризы для ее врагов. Если ты не знаешь больше, чем знает она, то она тебя уничтожит».

Вискар сжал кулаки: «Никто не может мне помочь?»

В углу святилища шевельнулась тень, и блеснули желтые глаза. «Ты ещё не спросил  меня,» — пробормотала последователь Снежного Барса, Валхаранта (Valharantha), ее движения были плавны и грациозны.

«Снежный Барс научит меня, как отомстить?» — спросил он. «Если я последую ее пути, она покажет мне, как сразить Гримхильд?»

«И даже больше,» — Валхаранта опустила глаза и улыбнулась. «Она превратит вашу месть в легенду.»

Бремя шамана

В отличие от людей, чьих священников почитают за преданность единому Богу, все норн чувствуют себя одинаково ведомыми и связанными с духами. Некоторые норн не следуют по определенному пути, предпочитая вместо этого поклоняться сразу всем Духам, следуя актуальным для них урокам в повседневной жизни изо дня в день. Те, кто решил стать шаманом, проходят посвящение на священной территории Духа: в храме, ложе, или на охотничьем угодье Духа-покровителя. Они служат своему народу в качестве опекунов и учителей, защищая их территорию и наставляя других в уроках, как чтить своего духа.

Четыре самых могущественных и влиятельных шамана известны как Говорящие Хёльбрека. Они ухаживают за четырьмя святилищами, которые обрамляют главный зал Хёльбрека, возведенный в честь духов, приведших норн в безопасное место. Мудрый Аларрин (Alarrin) из Зиморожденных выступает за дом Медведя; Мода Черный (Moda the Black) – всезнающий говорящий Ворона; святилище Волка хранится молодым говорящим по имени Фастулф Йотхарссон (Fastulf Jotharsson); красивая и загадочная Валхаратха (Valharantha) является говорящей Снежного Барса.

Шаманов можно найти и за Шиверпиками, и даже в отдаленных областях, но особый тип шаманов, известных как havroun, везде встречается очень редко. Havroun – это особый слуга духа, бдительный и активный защитник его интересов, как в этом мире, так и в следующем. Havrouns имеют уникальную способность физически проникать в Туман и проходить в Зал Духов, где храбрецы живут вечно. Им не нужно открывать портал или выполнять ритуал, если они не берут других с собой. Одни, они просто шагают в реальность духа, посылая свою душу сквозь Туман также же легко, как заходя к себе домой. У каждого Духа дикой природы есть только один havroun. Другой может быть в обучении, если настоящий havroun слишком стар или устал, и готовится к окончательному переходу сквозь Туман.

Другие духи

Прежде всего, норны Хёлбрека почитают четырех духов Диких животных, которые привели их на юг, но существуют и другие духи, что преподают собственные уроки. Некоторые из них менее могущественны, такие, как Минотавр, Вирм, или Орел, и их редко видят или призывают. Некоторые духи не являются живыми существами, такие, как Гора, Огонь, или Темнота, и они изображены в легендах, как суровые препятствия на пути героя, а не как друзья или проводники, в отличие от Духов диких животных.

Существует также небольшая группа духов, почитаемых с глубокой скорбью. Эти «Потерянные» Духи диких зверей, оставшиеся бороться с Йормагом. Сова, Дольяк (Dolyak) (также известный как Бизон), Орел, и Росомаха – их уважают за мужество и жертвенность. О смерти Совы норн известно точно – последний Havroun Совы подтвердил это, но что в конце концов случилось с Бизоном, Орлом и Росомахой – даже шаманы не знают. В последующих поколениях ни один норн не был благословлен на служение к тем духам в качестве havroun, однако, это весьма характерно для более слабых духов быть без havroun (или тех, кто не особенно близок к этому миру). Все, что достоверно известно – эти духи держали линию обороны на Крайнем Севере и, благодаря их храбрости, норн избежали когтей Йормага.

Гримхильда опустилась на колено, чтобы изучить следы. Она шла по ним в течение шести дней, с тех пор, как скальд в Хёльбреке спел легенду о Шепчущем Когте (Whisperclaw), жестокой молодой горной кошке. Вскоре она настигнет зверя, и…

«Гримхильда!» — голос позвал с высокого горного склона. С начала она достала свое оружие. Неужели кто-то опередил ее? Ее добыча попала в чужие руки? В гневе, воительница выпрямилась и посмотрела вверх на скалы. Ей не пришлось долго ждать, чтобы увидеть своего врага. «Кто ты?» — спросила она осторожно, ощупывая лезвие топора. Если это подросток украл ее приз, она заставит его заплатить… болью.

«Я твоя смерть, спускайся,» – юноша стоял на высоком выступе, балансируя над пропастью без особых усилий. «Четыре года назад, ты обманула моего отца, лишив его жизни. Я здесь, чтобы отомстить и исполнить долг «.

«Теперь я тебя вспомнила,» – Гримхильда сделала шаг назад и перекинула свой топор из руки в руку. «Твой отец был слабаком, как и ты. Я должна была убить тебя, еще ребенком, но, старик отговорил меня. Неважно. Я разберусь с тобой, и когда я вернусь в Великое Святилище, я прикончу тот реликт, о котором говорил сказитель.»

Юноша зарычал, в глазах вспыхнула жажда холодной, горькой мести. «Ты пришла сюда охотиться,» – сказал он. «Но ты стала той, на кого охотятся. Шесть дней пути до Хёльбрека по льду и снегу, без каких-либо убежищ, святилищ или лагерей.»

«Ты надумал со мной драться?» — рассмеялась она. «Убить меня, Гримхильду Свирепую? Самого искусного мастера владения топором среди норнов? Ты погибнешь как котенок, юноша. Ты не достаточно силен! »

«Ты права. Я не достаточно силён, чтобы принять твои условия, так что я сойдусь с тобой в битве на своих» — молодой охотник зло улыбнулся. «Снежный барс обучала меня скрытности и выслеживанию. Она также научила меня закалять свой разум против сна. Я могу идти пять дней без отдыха. После шестого дня я умру, но сделаю это, если должен. Но ты… периодически ты должна спать. И я готов держать пари, что ты хотела отдохнуть, перед тем как встретишь меня.»

Гримхильда уставилась на него, кровь отлила от ее лица. «Ты хочешь убить меня во сне?»

«Я буду ждать, пока моя жертва вконец не ослабеет, и тогда я ударю,» — молодой охотник мрачно улыбнулся. «И, клянусь Снежным Барсом, ты никогда не услышишь моего приближения.»

Дракон

Со времен восстания Йормага, есть среди норн те, – обычно молодые, мужчины, стремящиеся проявить себя – кто утверждает, что «Дракон» тоже должен быть почитаемым среди Духов дикой природы. Они восхищаются силой Йормага, его мощью и жестокостью. Они утверждают, что, следуя пути дракона, норн может стать столь же непобедимым, как сам дракон. Они опираются на рассказ о Йоре (Jora) и ее брате Сванире (Svanir), и считают, что в нем впервые состоялось воплощение нового духа. Йору, которая не приняла благословение Дракона, осуждают в их культе, впрочем, как и всех женщин. (Интересно, что к Йормагу последователи Сыновей Сванира (название культа) не питают такую же благосклонность; иначе это испортило бы отношения со всеми расами и полами.)

У дракона нет истинных шаманов и havroun. Те, кто следуют ему, не обладают способностью проходить сквозь Туман от его имени, и при этом им не достаются те дары, что получают норн от шаманов Духов диких животных. Шаман Дракона может думать, что он является духовным проводником, но он крайне далек от реального положения вещей. Сторонники дракона могут научить только разврату; они дают фальшивые благословения; они навсегда изменены волей Йормага. В конце концов, они тоже становятся скованными льдом и служат зверю. Они могут называть себя шаманами, но большинство норн считают их дураками, причем опасными. Тем не менее, обещания власти и даров дракона по прежнему заманивают высокомерных, целеустремленных молодых норнов на службу к Дракону.

Культура норнов выделяет индивидуальность. Она требует, чтобы человек был оценен по его собственным поступкам, а не по поведению группы, к которой он принадлежит. Если трое из Сыновей Сванира атакуют святыню, то этих лиц будут преследовать и накажут. И это совсем не означает, что другой норн признающий себя частью культа Сыновей Сванира, будет наказан или ему не поздоровится из-за происшедших событий – в понятии норн, он не делал этого, поэтому он не может быть обвинен в чем-либо. Но это не означает, что норн игнорируют привязанности человека или не понимают, что Сыновья Сванира – опасные люди. Это просто означает, что, как раса, норн не осуждают отдельных людей за грехи своего племени.

Норн живет и умирает за свою собственную легенду.

«Позвольте мне рассказать вам сказку,» — старый скальд Фич вознес руки к небу, как если бы разгорелся огонь и вырвался наружу. «История о герое, известном под именем Вискар Шепчущий Коготь. Приветствую отважного мужа! Носитель праведного гнева, воин тени, убийца предательницы Гримхильды. Вискар, который, несмотря на все невзгоды, был готов отдать свою жизнь за искупление кровью долга  того, кто причинил ему вред… «

Отправить ответ

1 Комментариев на "Дух Легенды"

Сообщить о
avatar
Сортировать по:   Новые сверху | Старые сверху | По голосам
Jay

Хорошая, пояснительная статья. спасибо)

wpDiscuz