Сон и кошмар

Сильвари – самая молодая раса в Guild Wars 2, проснувшаяся с приходом новой эры в Тирии. Может быть, они и не знакомы с миром, но они грезили о нем, и они получают богатое  и полное  видение, которое помогает им на пути. Со дня своего пробуждения, каждый сильвари чувствует себя призванным на защиту этой земли и на борьбу со Старшими Драконами. И они объединены этой целью под кроной их матери – Бледного Древа.

В ярком свете полуденного солнца пошевельнулся листок. Открылся плод. Из него поднялся сильвари, потянулся и нерешительно вошел в мир.

Двенадцать перворожденных, пришедших по зову их матери, стояли затаив дыхание, готовясь поприветствовать своего нового брата. Они так много лет жили в одиночестве, полагая, что они – все сильвари, что когда-либо были и будут. А теперь пробуждение началось снова. Другие плоды в саду наполнились соками, набирая силу, но ещё не были готовы открыться. Это был первый расцвет нового поколения.

«Добро пожаловать, Брат». Поприветствовала его Эйфи (Aife), всегда успевавшая первой с вопросом или улыбкой.  Она подошла к незнакомцу, протягивая плащ, чтобы он мог укрыться.

«Ты знаешь нас?», перебил другой «Мы снились тебе?»

«Тише, Дагонет(Dagonet)», шикнула Эйфи на чрезмерно торопливого друга. «Ты напугаешь его». Она снова повернулась к юноше и заговорила нежным голосом. «Как и ты, мы – сильвари. Меня зовут Эйфи. А как твоё имя?»

«Имя?» Новичок на мгновение задумался над вопросом. Наконец, он сказал: «Кадейрн (Cadeyrn)», но его голос был неуверенным. Он взял плащ  накинул его на плечи, чтобы защититься от солнца. «Что это за место?»

Эйфи улыбнулась и взъерошила волосы сильвари, заставляя мягкие листья черной ивы качаться вокруг его плеч. «Это Роща (Grove). А она…» Эйфи махнула рукой в сторону массивного дерева, под ветвями которого они собрались, «… Бледное Древо. Наша мать. И твоя мать тоже».

Кадейрн осмотрел дерево с любопытством, не находя никаких странностей в объяснении. Кивнув, он посмотрел на Дагонет. «Я видел сон».

Ученый оживился, схватил свиток и перо. «Расскажите мне о вашем сне. Я уже изучил все наши, но твой сон станет первым за много лет».

Выпрямившись, Кадейрн улыбнулся ему «Первым?» Он оглядел другие, пока не пробудившиеся плоды. «Да, я первый, не так ли? Ни один из других из моих снов ещё не пробудился. Бледное Древо захотела увидеть меня прямо сейчас. Она знала, что я особенный!» Он раздулся, как одуванчик. «Я первый!»

«Нет, Кадейрн. Ты второрожденный», произнес глубокий голос. Меломидиз (Malomedies) был высоким, стройным сильвари с гладкими волосами, которые переливались радужными цветами, подобно стрекозиным крыльям… Его гордая осанка напоминала древний дуб с массивными ветвями, непоколебимо стоящий в буре.

«Второй?» Нахмурился Кадейрн. «Почему это я второй? Я же пробудился раньше остальных».

«Первыми здесь были мы».

Бледное Древо

Около двухсот пятидесяти лет назад, человек солдат по имени Ронан, обнаружил странное семя во время своих путешествий и спрятал его, чтобы отдать дочери, когда вернется домой. К сожалению, когда он добрался до своей деревни, она уже была разрушена, уничтожена Белыми Мантиями. И Ронан посадил семя на могилах своей семьи.

Двадцать пять лет тому назад пробудились первые сильвари.  Эти перворожденные знали сравнительно мало о мире, так как испытали только воспоминания Бледного Древа о Ронане, кентавре Вентари и о тех, кто посетил его за первый несколько лет.  Они знали, потому что древо рассказало им о скрижалях, оставленных Вентари, заполненных уроками его мудрости. Родившись уже взрослыми, а не детьми, сильвари были любопытны, любознательны и жаждали всё исследовать.

Некоторые из перворожденных, как Кэйт (Caithe) и Фаолэйн (Faolain), бродили далеко от древа. Другие оставались рядом, мало исследуя и посвящая свое время изучению и обучению.  Четверо взяли на себя обязанность защищать Бледное Древо: Эйфи, Каэдинз, Меломидиз и Ниам (Aife, Kahedins, Malomedies and Niamh).  И один из них в одиночку путешествовал в Орр. В течении нескольких лет, перворожденные были единственными сильвари в Тирии. Когда на древе расцвело и пробудилось следующее поколение, оказалось, что у них уже были другие сны: воспоминания умений и эмоций, которые обнаружили перворожденные, смешанные с собственными воспоминаниями Бледного Древа.

В отличие от большинства рас, у сильвари есть глубокое сродство с их собственной историей, так как они переживают её. Они могут назвать имя первого погибшего сильвари – Рианнок (Riannoc), один из перворожденных. Они могут рассказать вам, кто первым научился писать, а кто разработал методы выращивания домов. Они рассказывают свою историю и легенды так, будто сами были тому свидетелями, потому что большинству они как минимум снились.

Сон Снов

В сущности, Сон Снов, это собрание подсознаний. Бледное Древо собирает полученные расой знания и эмоции, как озеро, в которое изливается опыт сильвари.  Когда рождается новый сильвари, он как будто черпает ведром воду из этого озера, забирая всего лишь небольшую часть целого. Только некоторые из воспоминаний достигают Бледного Древа: наиболее важные или те, которые оказали наибольшее эмоциональное воздействие.  Они могут включать в себя целые сцены из жизни сильвари, такие, как их первый бой или приготовление первого яблочного пирога. А так же они могут быть просто одним острым моментом, таким как боль, страх или лицо врага.

Сильвари никак не могут контролировать, какой именно опыт собирается. Они не могут контактировать с древом таким образом. Древо Мать само собирает сотни из тысяч фрагментов от своих детей. Также и не рожденный сильвари не может выбрать, какие воспоминания он получит, находясь во Сне. Когда сильвари пробуждается, связь со Сном ослабляется. Без Сна их связь с другими сильвари становится больше похожей на сопереживание, способность принимать и отправлять сильные эмоции, но не детализированные и не коммуникативные. Это не более, чем тонкое гудение.

Они собрались у Бледного Древа, и дождь стекал по его листьям, срываясь медленными искорками к земле. Её корни убаюкивали перворожденного, лежащего на них, его тело было накрыто темным одеялом, как мох покрывает могилу. Меломидиз всего лишь спал, борясь с изнурительными кошмарами. Время от времени он вскрикивал, и Каэдинз успокаивал его, кладя влажный компресс на лоб, в надежде, что это успокоит его. Целитель посмотрел на других, на его лице появилась озабоченность.

«Он выживет? Или он… умрёт? Как Рианнок?» Этот вопрос звучал в каждом сердце, но задала его Ниам.

«Мать говорит, что он будет жить», пробормотал Каэдинз, но это было слабое утешение.

Меломидиз был красив и грациозен, как ива, склонившаяся над ручьем. Теперь же его лицо было иссечено следами болезни, а ветви его когда-то радужных волос, были поломаны и расщеплены на бесцветные кусочки. Одна нога была абсолютно суха, будто долго пролежала на солнце, а там, где его кора все ещё цеплялась за лозы туловища, зияли тысячи маленьких отверстий.

«Мы должны убить их всех». Глаза Кадейрна сверкнули темным золотом, а его рука сжала эфес меча.

«Асура предложили мир. Они не понимали, что он… Они думали, что он просто одно из странных растений из глубин Магуумы, имитирующее внешность», сказала Эйфи. «Когда они узнали, что он действительно настоящий, они вернули его нам».

«Этого не достаточно! Как Меломидиз обретет покой, если он не будет отомщен?»

Каэдинз посмотрел неодобрительно. «Месть? Месть не наш путь. Разве ты не изучал скрижали Вентари?» Каэдинз зачитал воинственно наклонившему голову второрожденному «Там сказано: ‘Самый прочный мир, это мир в вашей душе.’ Ты должен помедитировать об этом, Кадейрн, и понять значение этих слов».

Кадейрн взглянул на Трахирна (Trahearne), чья экспрессия была настолько же черна, как и его. Ни один солдат не сказал бы подобного. Ни один, однажды поднявший клинок, чтобы остановить угнетения или подвергший себя опасности ради освобождения невинных, не сказал бы, что месть ему не подходит. Если бы Фаолейн и Кейт были бы здесь, они бы поддержали его, он был уверен.

Внезапно, Трахирн поднял глаза к переплетению ветвей. «Да, Мать», ответил он шепотом, слышным только ему. Некромант огорченно разжал кулаки. «Бледное Древо говорит, что мы должны сконцентрироваться на наших истинных врагах: драконах. Каждый союзник будет необходим». Стиснув зубы Трахирн закончил «Мы заключаем мир с асура».

Кадейрн не был уверен, что тревожит его больше всего, что Трахирн сдался, или, что Бледное Древо говорило только с перворожденным. Повинуясь обычаю, он склонил голову. «Как пожелает мать».

Циклы

Сильвари верят, что время суток, в которое ты родился, влияет на личные качества, интересы и особые таланты. Они уделяют этому особое внимание, и каждым из четырех циклов – Рассветом, Полднем, Сумерками и Ночью, руководит один из перворожденных.  Эти четверо перворожденных зовутся Светилами (Luminaries) и они, как правило, принимают наиболее активное участие в управлении расой сильвари. Они работают вместе над тем, чтобы принести в рощу новые знания, защитить Бледное Древо и построить политические отношения с другими расами Тирии. И хотя другие перворожденные также считаются мудрыми наставниками и имеют определенные полномочия, Светила выполняют основные задачи по поддержанию общества и руководству сильвари.

Цикл Рассвета
Сильвари, рожденные в цикл рассвета — с полуночи до 6 часов утра — врожденные риторы и планировщики. Они становятся дипломатами расы сильвари и, как правило, очень общительны и дружелюбны. Их Светило – умная Эйфи, чье мастерство слов сравнится только с точностью её стрельбы из лука. Она дипломат и побывала в каждом крупном городе Тирии, представляя свой народ. Тем сильвари, которые хотят посмотреть мир, не мешало бы поговорить с ней и прислушаться к её мудрым советам, перед началом их путешествия.

Цикл Дня
Цикл дня тянется с 6 утра до полудня, пока вовсю пытает солнце.  В целом, эти сильвари предпочитают действие словам и становятся умелыми бойцами, не зависимо от того, чем они собираются сражаться. Они любят получать опыт из первых рук, встречать проблемы лоб в лоб и наслаждаются напором войны. Их Светило – Ниам, смелый и опытный воин, сразившийся во многих битвах. Она возглавляет отряд сильвари, называемый Стражами, которые охраняют и защищают Рощу.

Цикл Заката
Сильвари, родившиеся между полуднем и 6 часами вечера, принадлежат циклу Заката. Они как правило умны, философичны и застенчивы.  Такие сильвари наслаждаются загадками и головоломками, и предпочитают проводить время в исследованиях, а не в физической деятельности.  В саду вы найдете Светило Каэдинз, чья добрая душа и нежные слова часто становились бальзамом для душ сильвари. Его задача – помогать только что пробудившимся сильвари понять, что они видели во Сне Снов. В последнее время, он занимается изучением письменности Тирии, пытаясь понять, следует ли сильвари разработать собственное письмо.

Цикл Ночи
И наконец, сильвари, родившиеся в поздние часы между 6 вечера и полночью, принадлежат Циклу Ночи. Большинство из таких сильвари склонны к одиночеству, предпочитают одиночные путешествия.  Они обычно скрыты, самодостаточны и тихи. Светило Цикла Ночи – астроном Маломидиз, которому приписывают карты неба и появление математики у сильвари. Он также был первым, встретившимся с асура – горькая история, о которой он очень редко говорит.  Хотя Маломидиз самый замкнутый из наставников, те, кто пробудился в его цикл говорят о нем, как о строгом, но заботливом наставнике.

Несмотря на признаки давних разрушений, дремлющие руины ощущались какими-то живыми. Шепот прилива под скалами то поднимался, то сменялся тишиной, напоминая дыхание спящего. Что-то низкое и темное промелькнуло легкой тенью среди разрушающихся скал. Кадейрн увидел, как оно прошло между наклонившейся стеной и остатками арки, некогда бывшими часовней. Заметил, как оно блеснуло там, где когда-то был алтарь. Запомнил, где тень исчезла.

«Вы готовы?» тихо прошептала Ниам позади него, её волосы, похожие на ветви, шелестели на холодном ветру.  Она подняла свой меч и проверила остроту лезвия.  Её острые серебристые глаза встретились с его взглядом, цвета темного золота. «Пришло время нанести удар». Двое других, из ещё более младшего поколения, чем Кадейрн, стояли рядом с ней, оба, как и они, члены Цикла Полдня.

Кадейрн сошел с небольшого выступа, на котором сидел. «Они ждут нас. Нужно двигаться осторожно».

Вместе они спустились на пляж и вошли в руины, и там они нашли свою добычу. Меч Кадейрна развалил Крейта надвое одним ударом. Он резко вскинул оружие за спину, блокируя когти другой твари, прежде чем отсечь протянутую лапу.  Немигающие глаза колдуньи Крейт расширились, она творила смертельную магическую паутину, и двое сильвари погибли в её пламени. В отчаянном прыжке Кадейрн оказался возле неё и его клинок врезался в плоть крейт. Он не оставил позади себя ничего, кроме черепов и криков.

Когда крейт были мертвы, Ниам и Кадейрн стояли в центре разрушенной часовни,  в руках у них были окровавленные мечи, а лица освещали жестокие улыбки. Странный звук привлек его внимание, и он поднял руку, призывая к тишине, прокрался к тому месту, где видел тень сверху.

Кадейрн наклонил алтарь и звук стал громче. Под алтарем была пещера, давным-давно затопленная морем. Там, в пещере под руинами, не обращая внимания на ледяную воду, прятались крейт.  Но это были не воины. Это был инкубатор, заполненный яйцами крейт и их молодью.

Он поднял меч, намереваясь продолжить истребление…

«Кадейрн!» резко сказала Ниам.

Кадейрн остановился, глядя на лидера своего цикла в замешательстве.

«Оставь их».

«Но… это же крейт».

«Это дети».

«Дети». Он нахмурился, так как это слово имело для него мало смысла. «Ты имеешь в виду, что они маленькие. Да, они маленькие, но они – крейт. Они вырастут и станут большими крейт, и тогда мы их убьем. Почему не убить их сейчас, когда они беззащитны? Мне кажется, это самый логичный вариант. В противном случае, мы рискуем потерять ещё несколько жизней сильвари, когда они станут большими».

«Мы должны рискнуть, чтобы дать им шанс изменить свое поведение», сказала перворожденная. «Все имеют право расти». Она убрала меч и поставила алтарь на место. Кадейрн слышал, как под ним шевелятся змеи, ныряя в прилив.

«Опять перворожденный цитирует скрижали, когда я спрашиваю о логике». Проворчал он себе поднос. «Я не согласен».

Биология

Биология сильвари отличается от всех других рас. У них нет внутренних органов, вместо этого они формируются из растений, сока вместо крови, листьев и коры вместо кожи. К примеру, челюсти могут быть образованы из листьев, виноградной лозы и даже из кусков коры, сросшихся вместе и образующих силуэт, но если вы присмотритесь внимательней, вы увидите волокна и поры в этой структуре. Вместо костей, в руке расположены плотно связанные стели и листья, работающие вместе, имитируя эту конечность.

Многие ученые высказывали гипотезы, почему сильвари выглядят как люди, а не как какие-нибудь монстры, как большинство других «овощных» рас. Некоторые полагают, что Бледное Древо  во время своей молодости видела в основном людей около себя.  Такие люди, как Ронан, посадивший семя, и другие, побывавшие  у Бледного Дрва, могли стать физической моделью будущих детей древа.  Популярна также теория асура о том, что Бледное Древо было посажено над могилой дочери Ронана и над его разрушенной деревней, и их «разложившиеся массы» были поглощены землей. Бледное Древо питалось из этой почвы, поэтому и сильвари сформировались в виде людей.

Сильвари спят и могут есть как мясо, так и овощи. Они пьют, как и другие расы и пьянеют от алкогольных напитков. Они получают удовольствие, сидя на солнце, и это укрепляет их, однако они не могут жить за счет него, как растения. Их кровь – липкий сок, и хотя их раны кровоточат, у них нет артериального давления или пульса.

Никто не знает, как долго живут сильвари. Старейшие из их расы – перворожденные, а они были рождены 25 лет назад. Сильвари проявляют мало признаков старения, и никто из них ещё не умер от старости.  Сильвари бывают и женского и мужского пола, и соответствующие изменения внешности есть у обоих полов, однако они не могут размножаться половым путём, у них нет внутренних органов, ответственных за создание детей. Других способов размножения, кроме Бледного Древа, никто ещё не видел.

Сильвари выращивают свою броню и большую часть одежды. Из их тел вырастают лепестки и лозы, которые они формируют в красивые одежды. Когда они хотят снять одежду, они просто сбрасывают листья, как человек состригает волосы. Некоторые сильвари носят доспехи, созданные другими расами, или создают одежду более традиционным образом, но это всё зависит только от личных предпочтений. Как принято по обычаю, они закрываются, как люди, скрывая определенные части своей анатомии.

Кадейрн стоял высоко на ветви в центре Рощи, прислушиваясь к ночной тишине. То здесь, то там трещали сверчки, раздавались одинокие вскрики ночных птиц, обращенные самим себе, даже если они и звали кого-то большее, чем  самих себя.

«Мать, — пробормотал Кадейрн, поднимая руки в мольбе — Ты нужна мне».

Успокоился ветер в листве на вершине Бледного Древа и Кадейрн почувствовал её присутствие. Матерь мягко прошептала «Сын, ветвь моя, что ты ищешь?»

«Мудрости» Слеза скатилась по его щеке, и он вытер её тыльной стороной ладони. «Я вижу зло в мире, и мне велено бороться с ним, но заветы на скрижалях мешают мне. Они мешают делать то, что правильно. Мы складываем оружие, когда должны сражаться до последнего. Мы отказываемся от мести, когда нас обидели и даже наши души кричат о ней. Мы не берем то, что желаем, убиваем то, что хотим и не используем силу, чтобы заставить мир услышать нас! Эти желания находятся в нас, когда мы пробуждаемся. Почему мы отворачиваемся от этих импульсов? И всегда оправдываем наши действия этой табличкой. Почему мы не делаем то, что хотим?»

Бледное Древо тихо зашумело. «Наиболее эффективный путь не всегда лучший, деревце. Как и перворожденные, вы должны стремиться быть хорошими».

Слова будто ужалили его «Кто определяет, что есть ‘Хорошо’? Ты? Вентари? Какой-то мертвый человек?» Возразил Кадейрн. «Перворожденные не идеальны».

Бледное Древо немного помолчало, и Кадейрн даже решил, что оно не ответит. Над соседним ручьем поднялся туман, прежде чем оно заговорило снова.

«Ты бы стал делать зло во имя моё?» Вздохнуло Бледное Древо. «Ты бы причинил разрушения, как это делают Чарр? Или оправдал бы зло во имя знания, как делают асура? Нет, Кадейрн. Мы пришли в этот мир, чтобы уничтожить драконов.  И мы не должны потерять сами себя в этой битве».

«Разве мы уже не потеряли себя, Мать? Мы не кентавры и не люди. Позвольте мне разрушить скрижали и тогда мы увидим, что значит действительно быть сильвари». Ответа не было. Когда наступил рассвет и окрасил ветви золотом, Кадейрн понял, что древо больше не скажет ничего.

«Она не будет тебя слушать.» Тихий голос принадлежал женщине, но это было не Древо. Кадейрн приготовился к бою, но замер, когда увидел Кейт, холодную и спокойную, стоящую в последних тенях ночи. «Она не будет слушать тебя», повторила Кейт.

«Я первый в своем поколении — » Начал он, повышая в споре голос.

Кейт пожала плечами и перебила его: «Почему это должно волновать её? У неё сейчас тысячи детей, Кадейрн. И либо ты перворожденный… либо просто сильвари».

«Я никогда не буду одним из многих, Кейт.  Даже для Бледного Древа. Я заставлю вас услышать меня, Мать, нравится это вам или нет. Когда я закончу, вы наконец освободитесь, и я буду первым в вашем сердце» — поклялся он, уходя прочь.

Кейт стояла в тишине и смотрела ему вслед.

Свита Кошмара

«Настоящий Сильвари должен иметь два сердца: одно мягкое и податливое, как горячий воск, а другое, столь же крепкое и ледяное, как алмаз. Первое – для друзей, а второе – для врагов. Горе тому, у кого два, как одно» — Дагонет

Свита Кошмара (The Nightmare Court) – сильвари, которые принимают темные части своей природы, наслаждаясь ужасным кошмаром, который содержит столько же ужаса, сколько Сон – вдохновения. Их темные бдения полны разврата, перевранной изысканности и садистских турниров, извращающих рыцарство сильвари. Их главная цель – превратить Бледное Древо в кошмар.

Эти сильвари отвергают учение скрижалей вентари и утверждают, что влияние внешних рас извратило истинную природу Бледного Древа и Сильвари. Они ищут тени во Сне, отворачиваются от того, что считают ложной моралью и исследуют темные стороны своей личности. Холодные, жестокие и беспощадные, они считают себя истинными сильвари, незапятнанными влиянием Ронана, Вентари и заповедей Скрижалей. Они считают своей благородной целью привести других сильвари из этого  вынужденного поведения во тьму.

С каждым актом жестокости и зла, они добавляют в Древо и Сон все больше кошмаров и надеются однажды изменить баланс, повернув Мать на свою сторону.  Конечно же, так как Древо  собирает эмоции и воспоминания, оно берет их и от Свиты Кошмара, так же, как и от более добрых своих детей, и её озеро воспоминаний наполняется как темными, так и светлыми мыслями. Свита Кошмара верят, что если они добавят всё больше и больше темных эмоций, озеро станет все больше и больше заполняться кошмаром, и новые сильвари отойдут от этики, которую навязал им Вентари и его последователи.

Для достижения этой цели, Свита Кошмара совершает зло как  с сильвари, так и с другими существами. Когда их эмоции становятся слишком измученными, чтобы попасть в Древо, они начинают мучить других сильвари, предоставляя им страшные воспоминания, ужасные эмоции и другие травмы в надежде, что эти воспоминания будут достаточно острыми, чтобы попасть в древо. Чем ужеснее их преступления, тем вероятнее, что Бледное Древо добавит воспоминание в свой колодец эмоций, передавая эти наклонности следующему поколению.

Звания Свиты

Когда сильвари присоединяются к Свите Кошмара, они проходят инициацию особыми обрядами, предназначенными для пробуждения кошмара в их душах. Они начинают в качестве придворного, изучая пути Свиты Кошмара, выполняя роль слуг вышестоящих членов, а также изучают способы освобождения от влияния скрижалей. Их могут выбрать на службу к более высокопоставленному члену Свиты, тогда они становятся сквайрами или учениками. Когда они становятся способны распространять кошмар самостоятельно, они становятся рыцарями.

Долг рыцаря – сеять страх и отчаяние во имя Свиты Кошмара, создавать травматические воспоминания и опыт, который, как они надеются, будет принят Бледным Древом и поможет отвернуть его и только что пробужденных детей от учений Скрижалей Вентари. Для повышения страха, который они надеются посеять, они часто берут себе громкий титул. Среди них, к примеру, Рыцарь Разрушения, Рыцарь Клинков, Рыцарь Лжи, или Рыцарь разрушенных звезд. Верховный ранг в Свите Кошмара, называется Свита. Рыцари, которые хорошо проявили себя, повышаются до Свиты Великой Герцогиней Фаолайн (Grand Duchess Faolain), которая награждает их рангом  и положением. Барон, граф, графиня, герцог и герцогиня – все они несут большую ответственность и имеют большое уважение в иерархии Свиты Кошмара. Некоторые рыцари сохраняют свои звания, которые сами себе выбрали, став Графом Клинков или Герцогиней Ледяного Снега.

Все эти титулы созданы для того, чтобы способствовать легенде и мифам о Свите Кошмара. Члены свиты предпочитают ассоциировать себя с чем-то злым, так, чтобы даже их имена вызывали отклик у других сильвари. Они предпочитают оставлять своих жертв в живых, если они сильвари – чтобы те распространяли дальше слухи об их терроре, что только увеличивает их власть над Сном.  В конце концов – большинство Придворных Кошмара считают, что их действия оправданы. Как Кадейрн, их основатель, они жаждут освободить Матерь Древо от уроков скрижалей, навязанных сильвари тенями из прошлого.

Матерь оплакивает своих заблудших детей, зная, что они никогда не смогут вернуться из зла, которое сами выбрали. При появлении новых сильвари, она напоминает им, что нужно держаться пути героя, чести, мужества, рыцарства и сострадания, даже если они стремятся к победе над Старшими Драконами. Воистину, сильвари борются не только за свои души, но и за дух самой Тирии. И хотя эта битва будет тяжелой, Бледное Древо не боится трудностей.

Жесткая земля делает корни сильнее.

«Мы собираемся в кошмаре, Мы ищем самые темные части наших душ. Алчность, лживое сердце, нож, предающий друга: мы призываем это и видим их силу. В конце-концов, для чего мы созданы, как не для силы? Победа над драконами требует сил, а сила не приходит, когда вы убираете оружие. Не важно, насколько оно порочно или жестоко! Мы будем использовать его». Кадейр небрежно развалился на троне. Корона из золотой виноградной лозы поблескивала на его лбу, пока придворные кланялись и шептались перед ним, кивая на каждое слово Кадейрна. Их глаза были столь же темны, как пустота меж звезд.

«Мы, сильвари, будущее. Это наше время. Мы должны оставить позади страхи пробуждения. Позвольте камню, пригибающему нас к земле, упасть. Мы рождены, чтобы быть большим, чем это.  Мы родились с тьмой в нашем Сне и в наших сердцах, и могли бы объять её… если бы наша Мать не испугалась той ночью.  Пришло время показать ей, что её дети – это больше, чем она могла даже вообразить».

«Если Сильвари хотят выжить, то мы должны учиться у ядовитых шипов и жгучей крапивы, у лозы, которая душит каждое дерево, дающее ей свет. Мы поднимем кошмар. Мы увидим Тирию, переделанную по нашему».

«Мы будем расти, пока кошмар не затопит мир».

Отправить ответ

26 Комментарии на "Сон и кошмар"

Сообщить о
avatar
Сортировать по:   Новые сверху | Старые сверху | По голосам
noth

История просто великолепна!

Darth Eradicus

Моя темная и пропитанная злом душа резко захотела присоединится к Свите Кошмара)
Даже титул есть — Рыцарь Черного Пламени :D
А так да, лихо закрученный, хитро заверченный и чудесно перемешанный сюжет Сильвари интригует аж жуть. Будет интересно увидеть какое-нибудь глобальное событие, типа покушения на Бледное Древо (Пепельный Легион Чарр создал огромную машину для уничтожения Древа, и нам надо ее остановить), или сражения где-нибудь в центре Сна, глубоко под Древом, в офигенной красоте и шикарном окружении.

Tasvir

К Свите кошмара можно присоединиться если рп`шить персонажем )
А Пепельный легион Чарров не будет атаковать добрых сильвари, союзники же )

Darth Eradicus

Пардон муа, перепутал с Пламенным, который фанатичен и недобр)

КимКем

Разработчики в каком то интервью говорили,чо присоеденится к ним нельзя.Это просто еще одна враждебная нам фракция)

Darth Eradicus

И это не может не расстроить меня) Хотя присоединение к враждебным сторонам немного несвойственно ММОРПГ, все-таки лучше для изменения истории подходит обычная РПГ.

Майя

астрОном Маломидиз. Да, и точка выносится за кавычки («qw erty».)
Спасибо за перевод :о)

Artemyx

На мой взгляд, это лучший рассказ, который создали Ареновцы на данный момент!=)

Artemyx

Все эти титулы созданы для того, чтобы способствовать легенде и мифам о Свите Кошмара. Члены свиты предпочитают ассоциировать себя с чем-то злым, так, чтобы даже их имена вызывали отклик у других сильвари. Они предпочитают оставлять СВ(о)ИХ жертв в живых, если они сильвари – чтобы те распространяли дальше слухи об их терроре, что только увеличивает их власть над Сном. В конце концов – большинство Придворных Кошмара считают, что их действия оправданы. Как Кадейрн, их основатель, они жаждут освободить Матерь Древо от уроков скрижалей, навязанных сильвари тенями из прошлого.

Artemyx

Сильвари никак не могут контролировать, какой именно опыт собирается. Они не могут контактировать с древом таким образоММ. Древо Мать само собирает сотни из тысяч фрагментов от своих детей. Также и не рожденный сильвари не может выбрать, какие воспоминания он получит, находясь во Сне. Когда Сильвари пробуждается, связь со Сном ослабляется. Без Сна их связь с другими сильвари становится больше похожей на сопереживание, способность принимать и отправлять сильные эмоции, но не детализированные и не коммуникативные. Это не более, чем тонкое гудение.

Artemyx

Двадцать пять лет тому назад пробудились первые сильвари. Эти перворожденные знали сравнительно мало о мире, так как испытали только воспоминания Бледного Древа о Ронане, кентавре Вентари и о тех, кто посетил его за первый несколько лет. Они знали, потому что древо рассказало им о скрижалях, оставленных Вентари, заполненных уроками его мудрости. Родившись уже взрослыми, а не детьми, С(и)ЛЬВАРИ были любопытны, любознательны и жаждали всё исследовать.

вы сами знаете что надо делать=)

SimVoL

Спасибо. Замечательный перевод.

wpDiscuz